ВОЛЬНОГОРСКИЙ ФОРУМ. Создан 6 июня 2009 года.
 
ФорумРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Жизнь до войны и после.

Перейти вниз 
АвторСообщение
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 542
Очки : 929
Дата регистрации : 2009-06-07

СообщениеТема: Жизнь до войны и после.   Вс Май 17, 2015 3:34 am

 Стрелец-гранатометчик Национальной гвардии Николай Гнидин — о том, как военный опыт «лечит» от безразличия и инертности


Стрелец-гранатометчик, солдат Национальной гвардии Украины и непосредственный участник событий в Дебальцево Николай Гнидин во время второго заслуженного отпуска поделился с «Днем» собственной историей пребывания на Востоке. Недавно боец вернулся на фронт. А до того — рассказал об опыте четырех месяцев службы в зоне АТО.
«ВНУТРЕННЕЕ ЖЕЛАНИЕ «ИСПЫТАТЬ СЕБЯ» БЫЛО, НО ВРЯД ЛИ ПОДАЛСЯ БЫ В ДОБРОВОЛЬЦЫ»

— Николай, как ты попал в зону АТО? Имел ли предыдущий военный опыт?

— Все произошло по привычному сценарию. Я получил повестку и через два дня явился в военкомат. Оттуда меня и других ребят отправили на полигон в Раковцы для прохождения военной подготовки и после четырех недель интенсивных учений повезли на восток. Такая предварительная подготовка лично мне была очень нужна, ведь в армии не служил и, если откровенно, практически не имел представления даже об общих моментах.  




Честно говоря, повестки не ожидал вообще. Внутреннее желание «испытать себя» было, но вряд ли пошел бы в добровольцы. Возможно, из-за довольно пассивного характера. Однако судьба сложилась именно так, и случилось, в принципе, то, чего я подсознательно хотел, хотя особого долга еще не чувствовал. Получить опыт, научиться работать с оружием — вот что действительно мотивировало. Скорее всего, это было банальное любопытство.
«КАЖДОЕ ЗАДАНИЕ ДАЕТ ВАЖНЫЙ ОПЫТ»

— Куда ты сначала попал?

— Мы выехали 1 октября и уже 4-го были в Топольском — на перевалочной базе. Следующую ночь провели в дороге. Не знали, куда едем, да и не спрашивали. Наконец остановились в каком-то городе, где нас распределили по постам. Уже впоследствии узнали, что это Углегорск. Никакой телефонной связи и интернета, а намека на то, что это практически передовая, — не было.

Ориентировочно две недели мы дислоцировались в Славянске, а после прибыли во Врубовку, где началось интенсивное обустройство третьей линии обороны и создание блокпоста фактически с нуля: копание окопов, сооружение блиндажей... Отсиживаться не пришлось. Кроме основного задания нашего батальона — контролирования движения, проверки грузов и людей на постах, часто приходилось брать в руки лопату.
«БЫЛО ОЧЕНЬ ХОЛОДНО, НО НИКТО НЕ БОЛЕЛ»

— В каких условиях приходилось жить?

— В Углегорске было очень уютно. Мы ночевали в подвале дачи, которая, по сплетням, принадлежала родственнику Януковича. В Славянске в нашем распоряжении был спортзал санатория «Шахтостроитель», где поместилось ориентировочно 300 человек. А вот ощутимо ухудшились условия во Врубовке. Для ночевки даже пришлось просить старенький фургон у местного фермера. Это даже не фургон, а, скорее, то, что от него осталось, — металлическая конструкция без окон и дверей. Было очень холодно. Никогда не забуду, как в одно утро проснулся и увидел недопитый замерзший чай в чашке. Однако никто не болел!
«ВОЛОНТЕРЫ ПОДДЕРЖИВАЛИ ПРАКТИЧЕСКИ НЕПРЕРЫВНО»

— Регулярно получали помощь?

— На каждого солдата государство выделяло винтовки, патроны и один комплект формы. И хоть с обеспечением стрелецким оружием проблем не было, катастрофически не хватало тяжелой техники. И именно этот недостаток часто становился причиной роковых последствий.

Практически непрерывно поступала поддержка от волонтеров. Да и, честно говоря, без них уже давно ничего бы не было. Мы получали все: от одежды и еды до тепловизоров и многих других крайне нужных приборов.
«ЕСЛИ БЫ НЕ ФАКТОР СТРАХА, ВОЗМОЖНО, УДАЛОСЬ БЫ СПАСТИ БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ»

— Когда окружили Дебальцево, ты был там. Каким образом удалось спастись?

— Там, где мы находились, действительно не было никакого перемирия. В Дебальцевом нас окружили практически со всех сторон и время от времени поступала информация о возможных наступлениях с четырех направлений одновременно. Несмотря на это все чувствовали себя спокойно, ведь были окопаны, за бетоном и имели достаточное количество снарядов. Наступать противник не осмелился на укрепленные позиции, потому сделал хитрее — просто перекрыл дорогу. Соответственно прекратилось снабжение снарядами, артиллерия перестала стрелять, и враг дождался, пока мы выстреляем все патроны.

О плане операции выведения войск личный состав не информировали, в целях безопасности, в том числе. Кое-кто вообще считал, что это были самовольные действия. В действительности трудно сказать что-то наверняка. Во всяком случае, если в три часа 17 февраля приказ начал действовать, то в полночь все начали собираться. Будущий маршрут составлял 40 километров.

Мы находились на дорожной развязке, и в каждом из четырех направлений впереди передвигались наши люди с техникой, которую начали вывозить ориентировочно на сутки раньше. Нам же пришлось задержаться, потому что этот перекресток имел стратегически важное значение и нужно было прикрывать людей, которые шли впереди. Когда мы тронулись, стало понятно, что любая координация действий фактически отсутствует, все происходит хаотично, и никто не знает наверняка, в каком направлении двигаться. После трех часов ночного блуждания колонна оказалась под враждебной территорией... Начался обстрел из стрелкового оружия. Мы среагировали довольно быстро: заняли позиции и отстрелялись. За это время колонна развернулась. Потеряли одну-две машины и пошли дальше.

Намного более серьезное столкновение с врагом ожидало за полтора километра до украинских позиций. Начался настоящий ад... Мы попали в засаду. Обстрелы, подожженные машины, ранения... Насколько я понимаю, операция была предварительно спланированной, так как за такое короткое время подвести танки, снаряды, технику и людей кажется нереальным. Не думаю, что произошла утечка информации, скорее всего по той же дороге иногда пробивались грузовики со снарядами, и враг заметил наш маршрут. Тем более что путь был перекрыт. Мы оказались фактически в ловушке, без всякого прикрытия, ведь танки и БМП вышли раньше. Все это понимали, но так хотелось почувствовать поддержку сзади.

Тогда было особенно трудно. Честно говоря, я надеялся, что смогу больше контролировать себя. Но банальный страх берет верх и становится причиной поспешных и неправильных действий. Теперь, например, понимаю, что если бы не фактор страха, возможно, удалось бы спасти больше людей. Во время боя все происходит в какой-то другой реальности, где тобой руководят по большей части инстинкты.

После длинных и нелегких часов в дороге ориентировочно в десять утра наконец пришли к своим в с. Луганское. Там уже ждали «скорые», часть из которых по завершении обстрелов поехала на поле боя, чтобы забрать раненых. Впоследствии оказалось, что наше подразделение спаслось все, 51 человек вышел без единой царапины! Это чудо. Основной фактор, благодаря которому мы спаслись, — молитва. В целом при выходе из Дебальцева в нашей колонне было 600 воинов, приблизительно 200 из которых получили ранения или погибли.
«ПОКА ЭТО ВСЕ НЕ ЗАКОНЧИТСЯ, Я НЕ ДОМА, Я — ТАМ»

— Николай, что изменил опыт войны в твоей жизни?

— До участия в АТО я был равнодушен к политике, войне, даже самим мобилизованным. Я думал, что меня не касается то, что происходит на Востоке. Было желание получить военный опыт, но не более. Ни одной обязанности... И только когда оказался там, увидел, что происходит не только с солдатами, но и с гражданским населением, в голове все изменилось. Увиденное поражало...

Бывали случаи, когда село, вблизи которого проходили бои, выезжало полностью. Но не все имеют возможность покинуть свой дом. Старенький дедушка или бабушка могут просто умереть голодной смертью, или выйти на улицу и получить пулю. Тогда я подумал: «Не дай, Бог, чтобы такое случилось у меня дома». Я буду на фронте хоть пять лет, но только бы не допустить этот ад... Война — это ужас.

Без сомнения, люди возвращаются из АТО совсем другими, некоторые из них нуждаются не только в физической, но и психологической реабилитации. По большей части по телевидению показывают только «красивые кадры» и в известной мере они объективно отражают действительность, но слишком много трагизма по ту сторону экрана.

Если быть откровенным, немного не по себе теперь даже в родном доме. Пока это все не закончится, я не дома, я — там.

Вернуться к началу Перейти вниз
http://asd-2009.forum2x2.com
 
Жизнь до войны и после.
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» В современной России сирот больше, чем после Великой отечественной войны
» Книга Серафима Роуза."Душа после смерти"
» Жизнь и творчество бывших участников Х-ФАКТОРА
» Как продлить жизнь срезанным цветам
» отношения с мужем после рождения ребенка?

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ВОЛЬНОГОРСК. :: Наш город ВОЛЬНОГОРСК! :: Основной Форум. :: НОВОСТИ.-
Перейти: